Распечатано в авторской версии.
Автор В. Факеев
кор.газеты "Народнае слова"
Газета "Народнае слова" № 1462 2001 г.

  "ИНВАР" - ЗНАЧИТ "НАДЁЖНЫЙ"

  НАЧИНАЛИ С НУЛЯ

  Не было бы счастья, да несчастье помогло. Рождение новополоцкой научно-производственной фирмы "Инвар Лтд" хорошо иллюстрирует мудрость этой пословицы.

  Когда-то, еще при СССР, погружные насосы для артскважин производил кишиневский завод "Гидромаш". Он был монополистом. Но Госплан смирял его гордыню дисциплиной обязательных поставок.

  Когда СССР распался, начался бартерный беспредел. В Новополоцке в число его жертв первыми попали коммунальники. У местного "Водоканала" было 28 работающих скважин. Столько же гидромашин, исчерпавших ресурс. И вот ситуация: под угрозой водоснабжение 100-тысячного города, в складских сусеках ни одной запчасти, а суверенная Молдова заламывает за свои насосы и комплектующие такие цены, от которых волосы дыбом.

  Таковы исторические декорации. На их фоне директор "Водоканала" Михаил Николаев знакомится с научным сотрудником Полоцкого университета Сергеем Любецким. Насосами молодой ученый никогда прежде не занимался, но готов испытать себя в новом деле. Он - кандидат технических наук, специалист в области восстановительного машиностроения. А это близкая отрасль знания.

  Решение принято. Но даже в случае успеха свои комплектующие в Новополоцке появятся не сразу. Без поездки в Кишинев не обойтись.

  Визит оправдал худшие опасения новополочан. Производители насосов готовы были снять с белорусов последнюю рубаху. Два вагона леса, вагон строительного битума, еще вагон того-сего - так сформулировали они встречные просьбы. Заведомо невыполнимые.

  Из Кишинёва визитёры вернулись ни с чем. Но бесполезной поездку назвать было нельзя. Пока директор "Водоканала" торговался, его напарник собирал нужную техдокументацию. По возвращении Николаев предоставил Любецкому производственные площади, поддержал материальными ресурсами. а Сергей Николаевич основал фирму. Начинать приходилось с нуля, но перспективы обнадеживали. Беларусь была отрезана от прежних поставщиков погружных насосов и запчастей к ним, а в стране работали тысячи артскважин. В широком смысле партнерами "Инвара" могли стать все, кто хотел пить нормальную воду.

 

  МЕТОД ДЕДУКЦИИ

  "Инвар" - термин на знатока. Это - сплав железа с никелем. Французы, которые его изобрели, название выбрали неслучайно. В буквальном переводе с латыни оно означает "неизменный". Но Любецкий с коллегами этот термин понимает в расширительно-партнерском смысле - "надежный", "верный слову", "такой, который не подведет". Надо было очень верить в удачу, чтобы остановить свой выбор на этом слове.

  За выбором названия следовал выбор первоочередной задачи. Насос, как всякий агрегат, есть ранжир деталей. Главное в его начинке - рабочее колесо. С освоения этой детали и решено было начать. Решить-то решили, а как подступиться? Сходство форм тут обманчиво. Круг насосного колеса хитер не обводом, а сложнофигурными полостями своего нутра. Чтобы его изготовить, умелых рук мало. В перечне потребного машина для литья, сложная оснастка, а главное пресс-формы. Мастера изготовили пресс-формы, но решение получилось небезупречным. Половинки колеса приходилось склеивать токсичными смолами. Изделие не соответствовало чистоте санитарных норм. Промежуточные операции требовали времени, дополнительных расходов. Поэтому поиск продолжался.

  Как это часто бывает, помог случай. В руки новополочан попало цельнолитое рабочее колесо Но оно было без единого опознавательного знака. Так что секрет его изготовления пришлось разгадывать на месте. Помог Шерлок Холмс, вернее, его метод дедукции. Он оказался хорошим путеводителем в лабиринтах технологической головоломки. Подспорьем было и то, что к этому времени фирма обросла и необходимой оснасткой, и машинами для литья. Любая догадка тут же, на месте, проверялась опытным путем.

  Прорыв "Инвара" имел республиканский масштаб. Вслед за рабочим колесом фирма освоила выпуск других комплектующих, научилась перематывать двигатели, делать запрессовку статарного железа. Ремонтный сервис стал комплексным. И "Водоканалы" Беларуси были в прямом смысле спасены от разорительного импорта запчастей к погружным насосам. Когда гидромашины в их артскважинах начинали барахлить, они не кричали "караул" и не бухались в ноги городским властям с просьбой дать валюту. Достаточно было позвонить в Новополоцк и договориться о сроках и условиях поставки.

 

  ЭТИКА ФИРМЫ

  Производство столь необходимой продукции было налажено. Казалось бы, обустраивайся в своей нише и живи спокойно. Но научная закваска сотрудников фирмы не позволяла им этого. Изучив получше состояние водозаборов страны, они ужаснулись. Погружные насосы просто разоряют бюджет. Годовой пережог энергии одним агрегатом может достигать тысячи долларов. В целом по республике потери исчисляются миллионами. И это при том, что на горизонте все явственнее встает призрак дяденьки Чубайса. Поиграв рубильником РАО "ЕЭС" на Дальнем Востоке, запугав неплательщиков России, не сегодня-завтра он возьмется за нас.

  "Инвар" стал разбираться в причинах. Их было много. И главная - неумение эксплуатирующих организаций соотносить возможности гидромашины с артскважиной и другими элементами системы водоснабжения. Агрегаты работали с избыточным напором в 25-50 процентов. Он принудительно гасился задвижками, что и вело к большим потерям энергии.

  Проблема имела объективный характер. После распада Союза Беларусь освоила выпуск погружных насосов. Но их номенклатура настолько узка, что не оставляет покупателю выбора. Интервал напора между соседними моделями у нас колеблется от 30 до 90 метров. Дли сравнения: индустриально развитые страны Запада варьируют те же насосы шагом в 2,5 метра. У них можно сделать "точечный" выбор, у нас нет. Остается индивидуальная подгонка стандартного агрегата к параметрам конкретного водозабора. На сегодняшний день такой сервис в Беларуси может предложить только "Инвар".

  Увы, нет пророка в своем отечестве. Новополочан часто вызванивает Эстония. Еще чаще Россия. На карте сотрудничества с ее городами ежемесячно появляются новые адреса: Москва, Волгоград Брянск, Белгород, Тула, Калининград, Подольск, Гатчина. Здесь сотрудники "Инвара" - желанные гости, с ними здороваются за руку губернаторы. Один из них даже пошутил, что, благодаря партнерству с новополочанами, выиграл выборы. Белорусы помогли коммунальникам губернского города снизить себестоимость питьевой воды за счет резкого сокращения энергозатрат. Избиратели сей факт оценили.

 

  ПРИЖИВАЛЫ БЮДЖЕТА

  Российский крен в делах белорусской фирмы наводит на серьезные размышления. Беларусь упускает из виду, как быстро капитализируется Россия. Гость в дом - и мы привычно ищем в русском Обломова. А за наукой в "Инвар" раз за разом приезжает Штольц. Русский - по обличию и паспорту, немец - по ухваткам. Ни слова на веру. Ни шагу без калькулятора. Ни сделки без досье, набитого информацией о потенциальном партнере.

  Мы знаем "нового русского" по анекдотам. В них он разгульно тратит. А Любецкий в постоянных с ним контактах видит, как он зарабатывает. Белорусы сравнения не выдерживают. И не потому, что умом не вышли - карман другой: у визитера с востока он либо акционированный, либо вообще при своем бедре. У белорусских партнеров "Инвара", как правило, государственный. А на такой принято смотреть как на бездонный. Это карман-оборотень, карман-обманка, карман-искуситель. Уже в силу своей природы он провоцирует не мелочись, транжирь, сори деньгами - пока ты при бюджете, все разговоры о личной ответственности для тебя трын-трава!

  Сотрудники "Инвара" рассказали мне о двух характерных случаях, совпавших по времени. Сопоставили реакции "нового русского" и "старого белоруса" на, по сути, один раздражитель: Дальний гость приехал подписывать контракт из Центральной России. Но сразу себя не обнаружил, а стал подбираться к фирме кругами. Объехал партнеров "Инвара" в радиусе 100 километров от Новополоцка, чтобы сопоставить буклетный глянец с реальными фактами. За столом переговоров оставалось только подписать бумаги, потому что "новый" уже знал, что приехал сюда не зря.

  "Старый белорус", живущий в 50 километрах от Новополоцка, вообще не приехал. Прислал слесаря с изношенной деталью. Фирма по телефону попыталась втолковать его начальнику, что дело не в ней, а в условиях эксплуатации погружного насоса, в необходимости подгонки агрегата к параметрам скважины. - Да что вы мне сказки рассказываете, - срезал профессионалов с научными степенями. - Эка невидаль - насос!

  Слесарь получил нужную запчасть и распрощался. Надолго ли? Ведь гидромашина, которую он обслуживает, как работала с 50-процентным пережогом, так и работает. Как тысячи других в Беларуси. Мысль об этом и не дает покоя сотрудникам "Инвара". Они бесплатно готовы консультировать всякого, кто понимает, что вода нам будет нужна всегда, и, следовательно, проблема снижения ее себестоимости взята из учебника вечных задач. Вопрос в другом: хотим ли мы учиться?!

 

  К ПРОБЛЕМАМ ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЯ (комментарий)

  Насаждается мнение, что насосы западных фирм сами по себе являются энергосберегающими по сравнению с насосами, производимыми на постсоветском пространстве. Но есть расчеты специалистов, доказывающих, что если аналитически подойти к рекламе, обрушившейся на потенциальных потребителей, "экономию" увидеть сложно. А вот заплатить за "энергосберегающее" оборудование придется на порядок больше.

  Статья доцента Полоцкого государственного университета С.П.Седлухи служит ярким тому примером.Взяться за перо известного в Беларуси специалиста побудила статья "Практическое энергосбережение в современном водоснабжении", опубликованная в № 84 журнала "Вода". Нет желания давать перепечатку "труда", построенного на надуманных фактах, некорректных сравнениях и т.п. Суть статьи заключалась в том, что автор взял на себя ответственность сообщить, будто бы простая замена насосов ЭЦВ на насосы SP позволит сэкономить 35-40 % электроэнергии?! Как же обстоят дела на самом деле популярно объясняет С.П.Седлуха в статье "Разорительное энергосбережение".

  Прочтите внимательно предлагаемый ниже материал. Поверьте, Вы почувствуете себя более эрудированным специалистом. А выводы делайте сами.

  С.Н.Любецкий, директор ООО НПФ "Инвар Лтд"

 

  РАЗОРИТЕЛЬНОЕ ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ

  С.П.Седлуха, доцент Полоцкого государственного университета

  Тема энергосбережения в последнее время стала особенно модной не только для журнала "Вода", но и ряда других изданий. И если раньше при чтении статей на эту тему мы довольно спокойно относились к явно преувеличенному эффекту от предлагаемых мероприятий, понимая, что это реклама, то сегодня уже видны негативные результаты этой рекламы.

  Вспомним, с какой настойчивостью нам внушали астрономическую величину экономии электроэнергии (до 40-60%) при оборудовании насосов регулируемыми приводами с использованием преобразователей частоты тока (ПЧ), не подкрепляя внушения никакими расчетами. А что же сегодня? А сегодня если и делается иногда "расчет" экономической эффективности от применения ПЧ, то исходя из навязанного мифического процента экономии. И это несмотря на то, что фактическая экономия электроэнергии после установки ПЧ чаще всего не превышает нескольких процентов, а в ряде случаев вместо ожидаемой экономии получают ее перерасход.

  Вот и в последнем номере журнала "Вода" за 2003 год опубликована статья, в которой как бы между прочим отмечается, что, затратив 50 млн. долларов на строительство ТЭЦ, можно получить 67 мВт электрической мощности, а при затратах тех же 50 млн. на закупку регулируемых приводов можно сэкономить 124,8 мВт, т.е. в два раза больше. Потрясающий экономический эффект, если учесть, что на ТЭЦ еще и необходимо топливо для выработки электроэнергии! Конечно же никакими расчетами этот эффект не подтверждается. Просто априори принимается, что 30% экономии электроэнергии в любом случае будет обеспечено.

  Хочу быть правильно понятым. Я не являюсь противником применения ПЧ. Более того, уже много лет занимаюсь исследованием регулируемых приводов и убежден, что обоснованное применение ПЧ дает приличную экономию электроэнергии (разумеется не 30-40% и, тем более, не 60%). Однако для получения максимального экономического эффекта необходим тщательный расчет совместной работы всех элементов системы, на основании которого и определяется оптимальный состав оборудования: насосов, электродвигателей, ПЧ, диаметров труб водоводов и распределительных сетей и т.д. Многое решает и оптимальный алгоритм автоматического регулирования технологического процесса. Примеры эффективной работы систем с использованием ПЧ, запроектированных с соблюдением перечисленных условий, имеются.

  Неуемное стремление "энергосберегать" привело к делению насосов на две группы:

    1) "Энергосберегающие", к которым, конечно же, относятся насосы, производимые зарубежными фирмами.

    2) "Энергорастранжирующие", без сомнения, - это, в первую очередь, насосы, выпускаемые предприятиями РБ и стран СНГ.

  На основании каких принципов насосы относятся к указанными группам, можно судить по двум статьям, опубликованным в 12-м номере журнала "Вода" за 2003 г.

  В первой статье "Практическое энергосбережение в современном водоснабжении" освещается работа научно-технической конференции, которая была организована республиканским Комитетом по энергоэффективности и прошла в г.Светлогорске Гомельской обл. В этой статье специалисты сервисной службы GRUNDFOS и их партнеры из России и Беларуси дают сравнительную оценку насосов фирмы GRUNDFOS и минского завода "Промбурвод". То что эта оценка произведена крайне непрофессионально, видно невооруженным глазом (доказательства последуют). При этом встает вопрос: то ли "оценщики" не являются профессионалами и занимаются не свои делом, то ли расчет сделан на отсутствие профессионалов в республике.

  Категорическое возражение вызывает сам подход к оценке, когда насос завод "Промбурвод" испытывается в действующей скважине, а насос фирмы GRUNDFOS оценивается по паспортным данным. Некорректность очевидна. Одно это уже сводит к нулю результаты оценки.

  Первое, на что нельзя не обратить внимание, это путаница в изложении материала, например, в статье указана экономия энергии 35 и 40%, а в данных из компьютера - 40 и 46% соответственно; насос 10-65-110 предприятиями РБ не производится ("Промбурвод" выпускает насос ЭЦВ 10-65-100-М, а витебский завод "Эвистор" - ЭЦВ 10-63-110); для скважины № 4а предлагается насос GRUNDFOS SP-77-5, а на графике приведена характеристика насоса SP-77-4; неправильная терминология затрудняет понимание смысла и т.д.

  Детально рассмотрим ошибки, допущенные представителями фирмы GRUNDFOS при проведении замеров и выполнении расчетов по скважине № 4а, где нас пытаются убедить, что замена насоса ЭЦВ на насос GRUNDFOS почти вдвое сократит затраты энергии на подачу воды.

  Наиболее вероятно, что в скважине работает насос ЭЦВ 10-63-110 витебского завод "Эвистор", хотя, какого завода насос, не имеет принципиального значения. Сведения же принципиального характера не приводятся, такие как: продолжительность работы насоса в скважине (практически новый или уже выработал свой ресурс); на какую глубину он опущен; диаметр водоподъемной колонны; глубина статического уровня и многие другие, при отсутствии которых невозможно оценить работу насоса.

  Из приведенных данных следует, что насос работает с предельной, но допустимой подачей. При этом задвижкой гасится 10 м избыточного напора, развиваемого насосом. Никаких комментариев на этот счет не приводится. А ведь необходимо было в первую очередь выяснить, соответствует ли насос проекту. Если не соответствует, то какие могут быть дальнейшие разговоры? Если же соответствует, то перегрузка насоса, в результате которой приходится гасить часть развиваемого напора, может быть следствием двух причин.

  Первая причина. В проекте допущена ошибка, которая привела к неправильному определению требуемого напора насоса, в результате чего его работа без гашения части развиваемого напора оказалась невозможной. Но разве в этом виноват насос? Он развивает напор в соответствии со своей характеристикой, потребляя соответствующую мощность. В этом случае надо просто заменить насос (совсем не обязательно на насос фирмы GRUNDFOS), в результате расход энергии снизится.

  Кстати, случаи, когда проектировщики допускают ошибки при подборе насосов, не так уж и редки. Например, при замене на КНС-1 г.Новополоцка насоса типа СМ на зарубежный насос фирмы FLYGT удельный расход электроэнергии почти удвоился. Причина: напор насоса оказался сильно завышенным, а мощность двигателя - недостаточной. В результате работа насоса без гашения значительной части развиваемого напора была невозможной. Проблема была решена профессионально: диаметр рабочего колеса был обточен, в результате подача насоса почти удвоилась, а удельный расход энергии сократился практически наполовину. Трудно представить, чем бы все закончилось при обращении к услугам ООО "Триатерм".

  Вторая, наиболее вероятная причина. Похоже, что на ее возможность представители фирмы GRUNDFOS внимания не обратили, поэтому начнем с ликбеза. Любой водозабор, тем более такой крупный, как водозабор г.Светлогорска, состоящий из 29 скважин, рассчитывается на подачу воды в сутки наибольшего водопотребления. Требуемое давление на оголовке каждой скважины определяется в основном потерями напора в трубопроводах. С учетом требуемых давлений и подбираются насосы. При этом стремятся обеспечивать работу насосов в режиме, близком к номинальному.

  Естественно, не всегда с водозабора подается максимальный расчетный расход (регулирующие резервуары заполнены или часть скважин не может работать по техническим причинам). В этом случае давление на оголовке каждой скважины снижается, подача насосов увеличивается и может возникнуть необходимость ее ограничения путем гашения части напора. Например, если давление на оголовке определяется только потерями напора, то при квадратичной зависимости потерь напора от расхода уменьшение подачи воды с водозабора против расчетной на 29% приведет к снижению давления на оголовке в два раза.

  Из сказанного ясно, что выполнение замеров на скважинах с целью оценки правильности подбора насосов при работе водозабора не в расчетном режиме (что, видимо, и имело место), лишено всякого смысла.

  Приходится продолжить ликбез. Коль стабильная работа скважинных насосов водозабора невозможна (выключение или включение даже одного насоса меняет подачу и все параметры работающих насосов), то оценку энергетический эффективности насосного агрегата принято производить при работе его в номинальном режиме, когда КПД достигает максимального значения. Задача же проектировщика - обеспечить работу насосов в пределах рабочего участка характеристики с относительно высоким КПД.

  Методика расчета КПД агрегата при любом режиме работы общеизвестна: по подаче и напору насоса определяется полезная мощность, отдаваемая воде; измеряется потребляемая мощность; делением полезной мощности на потребляемую находится КПД. Полезная мощность пропорциональна произведению двух величин: подаче и напору, поэтому ошибки в их определении существенно влияют на конечный результат расчета. Остановимся на всех допущенных ошибках: ошибках, которые снижают точность определения; ошибках, которые не дают уверенности в полученных результатах, и ошибках, которые, безусловно, приводят к неправильному результату.

  Подача насоса определялась с помощью ультразвукового расходомера с накладными датчиками. Длина прямых участков до и после датчиков была недостаточной. Это видно на снимке в 6-ом номере журнала "Энергия и Менеджмент" за 2003 год, где опубликован сокращенный вариант рассматриваемой статьи. Следовательно, высокая точность определения подачи не обеспечивалась. Однако куда важнее другое: нет гарантии, что измеряемый расход равен подаче насоса. При наличии утечек из водоподъемной колонны, что бывает нередко, часть воды, подаваемой насосом, уходит обратно в скважину.

  Напор, развиваемый насосом, определялся неправильно в принципе. Если его определять исходя из давления на оголовке скважины, как это и делалось, то он должен быть равен сумме следующих величин: давлению на оголовке до задвижки, в метрах водяного столба; глубине статического уровня; понижению и потерям напора в водоподъемной колонне и оголовке до точки установки манометра. Разумеется, глубина статического уровня плюс понижение и есть глубина динамического уровня. Но ведь глубина статического уровня меняется во времени, а понижение определяется дебитом и удельным дебитом скважины, которые также не являются постоянными величинами. Поэтому принимать глубину динамического уровня по данным ВКХ ни в коем случае не следовало. Разумеется, если бы ВКХ велись систематические режимные наблюдения, то глубину динамического уровня можно было с небольшой погрешностью определить путем пересчета последних данных. Однако при этом не было бы проблем и с непосредственным замером уровня.

  Потери напора в водоподъемной колонне и оголовке вообще не были учтены, а ведь они немалые. Так, по нормам для насосов с номинальной подачей 65 м3/час должна приниматься водоподъемная колонна с внутренним диаметров 100 мм. При расходе воды согласно замерам 81,6 м3/час потери напора в ней составляют 18,8 м в расчете на 100м трубы. Если внутренняя поверхность трубы покрыта отложениями и повреждена коррозией, то потери могут возрасти в несколько раз. Не исключено, что насос опущен в скважину на трубе меньшего диаметра, например с внутренним диаметром 80 мм (приходилось встречать и 50 мм). В этом случае потери напора составят 61 м на 100 м длины. (Потери напора обратно пропорциональны диаметру трубы в степени 5,3.)

  Определение потребляемой мощности также не обошлось без ошибки. Не исключена мощность, теряемая в электрическом кабеле, который к насосному агрегату не имеет никакого отношения.

  Вот так путем значительного занижения полезной мощности и завышения потребляемой нас пытаются убедить в том, какие никудышные насосы выпускает завод "Промбурвод".

  Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. Даже при квалифицированном проведении испытания агрегата можно определить только его общий КПД, равный произведению КПД двигателя и насоса. Каким же чудесным образом определены раздельно КПД насоса и двигателя, остается тайной за семью печатями.

  Обратимся к паспортным данным насосов. Общий КПД насоса SP-77-4 составляет 62% (эта же цифра указана и в статье). Такой же общий КПД имеет и весь ряд насосов ЭЦВ завода "Промбурвод" с номинальной подачей 65 м3/час и напором от 65 до 325 м.

  Объективности ради следует отметить, что насосы SP обладают определенными преимуществами и более качественны по сравнению с насосами ЭЦВ. Так почему же их КПД не превышает КПД насосов ЭЦВ? По очень простой причине. Диаметр электродвигателя насоса SP-77-4 составляет всего 138 мм, в то время как диаметр двигателя ЭЦВ 10-63-110 равен 235 мм. Однако для условий Беларуси меньший диаметр агрегата не является преимуществом. Так зачем же покупать насос SP, стоимость которого более чем в 10 раз превышает стоимость насоса ЭЦВ, если его основные преимущества не используются.

  Кстати, насосы SP фирмы GRUNDFOS также не лишены недостатков. В частности, их необходимо защищать от некачественной электроэнергии. Специалисты фирмы GRUNDFOS дают поражающий воображение совет: в качестве защиты применять частотные преобразователи, которые почти в десять раз дороже насосов завода "Промбурвод". К тому же известно, что частотные преобразователи сами требуют защиты.

  Что касается номенклатуры выпускаемых насосов, то действительно, она более широкая у фирмы GRUNDFOS. Но ведь для водозаборов не требуется аптекарская точность параметров. А если для определенных условий работы и необходим насос с точно заданными параметрами, то уже в течение ряда лет Новополоцкая НПФ Инвар-Лтд выполняет энергосберегающую модернизацию насосов ЭЦВ, в результате которой и обеспечиваются требуемые параметры. Эту же работу может выполнять и завод "Промбурвод". Стоимость ее весьма умеренная.

  Было бы лучше, если бы вместо подобной конференции, где практические работники только вводятся в заблуждение, Комитет по энергоэффективности организовал сравнительные испытания насосов ЭЦВ, GRUNDFOS и других, поставляемых в республику. Условия для этого имеются: завод "Промбурвод" располагает современным испытательным стендом. Затраты не превысили бы расходов на проведенную конференцию. Вот тогда результаты испытания были бы опубликованы в журнале "Вода" и положен конец спорам, какие насосы следует считать энергосберегающими.

  Журнал "Вода" , № 86. Минск, 2004 г.

 

  Почему отечественные потребители насосов так не любят собственных производителей?

Ю.П.Седлухо, журнал "Вода" №12 декабрь, 2010

  Весьма отрадно, что на белорусский рынок уже давно пришли весьма солидные европейские производители насосов для систем ВКХ. Это создало здоровую конкурентную среду, позволило существенно снизить стоимость импортируемого оборудования и стимулировало отечественных производителей к повышению качества, надежности и расширения номенклатуры выпускаемых насосов.

  Однако, не все так хорошо, как хотелось бы. Сформировавшийся рынок характеризуется чрезвычайно высокой информационной насыщенностью. Зарубежные производители в атакующей манере, с разных сторон и по различным каналам обрабатывают потенциального потребителя с помощью навязчивой рекламы и не всегда корректной информации о технических, энергетических, ценовых и других преимуществах своей продукции. Это возможно за счет невысокой профессиональной квалификации людей, отвечающих за принятие решений о закупке (зачастую не являющихся специалистами в конкретной области) и специфики ценообразования поставщиков оборудования.

  В этом плане отечественные производители проигрывают зарубежным поставщикам по всем статьям. Их финансовое положение не позволяет проводить такие масштабные PR-компании, и имидж их продукции существенно ниже импортной. Это привело к тому, что, не смотря на применяемые меры по совершенствованию производства и выпускаемого оборудования, отечественные потребители, вопреки принятым правительственным решениям об импортозамещении и поддержке собственных производителей, все больше отдают предпочтение зарубежным поставщикам. Таким образом, испытывая весьма существенный дефицит платежного баланса, наши потребители из государственного бюджета все больше инвестируют зарубежного производителя, подрывая экономическую состоятельность собственных предприятий.

  Лишившись основных заказчиков и условий развития, практически прекратилось производство погружных скважинных насосов на Витебском заводе «Эвистор»; свернуто производство частотных преобразователей, необходимых для оптимизации режимов работы насосных агрегатов, на Новополоцком заводе «Измеритель»; весьма в тяжелом экономическом положении оказался Бобруйский машиностроительный завод, десятилетиями специализировавшийся на выпуске специальных насосов для сложных условий эксплуатации. Основной отечественный производитель погружных скважинных насосов — ОАО «Завод Промбурвод», основанный более 80 лет тому назад, вынужден был войти в Российский холдинг «Гидравлические машины и системы» и, выпуская в настоящее время до 20 тыс. насосов в год, около 60% своей продукции экспортирует в Россию и другие страны, в том числе и страны Европейского Союза (Литва, Латвия и др.). Вряд ли это было бы возможно, если бы продукция этого предприятия по качеству и основным техническим характеристикам существенно уступала оборудованию западноевропейских производителей, которые так полюбились нашим потребителям.

  Трудно не согласиться с мнением одного из наиболее известных и авторитетных знатоков мирового рынка насосов С.E. Березина о том, что «Цены, сложившиеся на рынке РФ (и Республики Беларусь) на европейское оборудование, неизмеримо выше овеществленного в нем труда и материалов. 1 кВт западноевропейского насоса обходится во столько же, во сколько 1 кВт Мерседеса S класса. Ибо не секрет: металл, нефть, газ Востока преобразуются на Западе в товары с возросшими на порядок стоимостными составляющими по сырью, зарплатам, налогам и возвращается на Восток» [1]. Технологии производства и конструкции насосных агрегатов при нынешних темпах передачи информации и интеграции разработчиков уже мало чем отличаются друг от друга. Производители, вкладывающие в имидж своего продукта больше, чем в его реальное улучшение, как правило, легче добиваются успехов на рынке [2].

  Главное, что должны понимать потребители насосов, и что подчеркивается в многочисленных литературных источниках ([2–6] и множестве других) то, что надежность и эффективность работы насосного оборудования зависят не столько от марки его производителя, сколько от качества его привязки к объекту (системе) и уровня эксплуатации. Как правило, насос является только одним из элементов сложной гидравлической системы и без его детального расчета и анализа невозможно подобрать насос с оптимальными техническими характеристиками. К глубокому сожалению, этого в большинстве случаев не делается, а если и делается, то в примитивном виде с использованием весьма сомнительных исходных данных. По данным [2] только 20% эксплуатируемых насосов полезно используют подводимую мощность полностью. Остальные имеют завышенные на 20–30 и более процентов параметры по отношению к требуемым. Обычно заказчик в задании на проектирование завышает эти параметры минимум на 10–15%, а затем настолько же проектировщики. В итоге имеем то, что большинство насосных агрегатов работают неэффективно и с ускоренным износом.

  Поэтому, как справедливо подчеркивается в статье [3], использование терминов типа «энергосберегающий» или «энергоэффективный насос» следует относить к разряду недобросовестной рекламы, так как эти прилагательные могут характеризовать только систему в целом при оптимизации всех ее элементов еще на стадии проектирования.

  Убежден, что, например, в Германии никому в голову не придет бурить скважину под эксплуатационную колонну диаметром 325 мм при требуемом ее дебите 10–15 м3/час, что повсеместно делается у нас. Диаметр скважины определяется диаметром насоса, способным обеспечить этот дебит, и будет не более 150 мм. Отсюда начинается экономия. Далее по требуемой подаче после детальных гидравлических расчетов всех элементов системы определяются диаметры труб, арматуры, потребный напор, подбирается марка насоса с запасом не более одного типоразмера по количеству ступеней. Такой комплексный подход минимизирует затраты на сооружение скважины, строительство сетей, покупку насоса и его эксплуатацию, так как оптимизированы все элементы системы, гарантирующие работу насоса с минимумом потребляемой энергии. Только такая система может быть энерго- и экономически эффективной и технически оптимальной.

  Для иллюстрации того, как это делается у нас, приведу пример одного из конкурсов на закупку большой партии насосов — 811 единиц, в том числе 275 скважинных, на анализе техзадания которых следует остановиться особо.

  Первое, на что обращается внимание, это требование обеспечения невыполнимых параметров по КПД (не менее 72–79% в зависимости от характеристик насоса), которые не могут быть обеспечены ни одним мировым производителем погружных скважинных насосных агрегатов. В заявленном диапазоне производительностей 16–60 м3/ч, КПД проточной части насосов (гидравлическое КПД) не превышает 80% (обычно 65–75%), а КПД «мокрых» электродвигателей — 80–85% (в зависимости от его загрузки). Таким образом, общий КПД электронасосного агрегата не может быть больше 70% (0,8 х 0,85 = 0,68).

  Составителей технического задания видимо ввели в заблуждение графические характеристики насосов, приводимые в каталогах зарубежных производителей, в которых почему-то приведены значения КПД только самих насосов (гидравлические), а КПД электродвигателей приводятся только в специальной технической информации по комплектуемым электродвигателям. Отечественные производители в своих каталогах указывают общий КПД агрегата. Сознательно или в силу некомпетентности в техзадание было включено это требование, но оно послужило основанием исключить из списка потенциальных поставщиков именно отечественных производителей.

  Второе требование технического задания, которое заслуживает более подробного рассмотрения, связано с тем, что организатор конкурса, заказывая 275 насосов, всего 6 типоразмеров, в своих условиях указывает такой рабочий диапазон их характеристик, обеспечение которого недопустимо. Нельзя насос, например, с номинальной подачей 60 м3/ч и напором 100 м, «закрывать» диапазон подач от 15 до 105 м3/ч и напоров от 50 до 120 м (требование техзадания). Рассмотрим, к чему это может привести.

  Допустим, закупили насосы импотрный насос SP 60–13 с обозначенными характеристиками. При его работе в оптимальном режиме (Q=60 м3/ч, H=100 м) общее КПД насосного агрегата будет составлять 68%, потребляемая мощность 24,5 кВт, а удельная мощность 0,41 кВт/м3. Годовое потребление электроэнергии составит 214620 кВт·ч, а ее стоимость при нынешнем тарифе (с НДС) составит 115379,7 тыс. рублей (220,4 руб/м 3).

  Если этот же насос эксплуатировать при подаче 15 м3/ч, то независимо от потребного он будет развивать напор 180 м, который будет гаситься задвижкой, а общее КПД составит не более 30%. Потребляемая мощность будет равна: 15х180/367х0,3=24,5 кВт, т. е. те же 24,5 кВт, а удельный расход электроэнергии составит 1,63 кВт·ч/м3 (увеличится в 4 раза). Соответственно увеличится и стоимость электроэнергии на подачу 1 м3 воды, которая составит 876,3 руб/м3, а годовая ее стоимость сохранится на уровне 115 млн руб.

  Эти же параметры (Q=15 м3/ч, H=100 м) могут быть обеспечены, например, насосом ОАО «Завод Промбурвод» ЭЦВ 6–16–110 с потребляемой мощностью 9,27 кВт, общим КПД 52,4% и удельным энергопотреблением 0,58 кВт/м3. При этом стоимость годового потребления электроэнергии составит 43656 тыс. руб. Экономия составит 115380–43656=71724 тыс. руб/год, за которую можно купить 47 таких агрегатов. Приведенный расчет справедлив и для других типоразмеров насосов. Можно себе представить, сколько из 275 закупаемых насосов будут работать за пределами оптимальных режимов в диапазонах, указанных в техническом задании, и сколько денег, исчисляемых многими миллиардами, будут бездарно выброшены на ветер. Вот где лежит резерв сокращения расхода электроэнергии и снижения себестоимости услуг водоснабжения.

  Для того, чтобы убедиться в справедливости цитируемых выше высказываний С. Е. Березина, давайте сравним технические и энергетические характеристики насосов ценового диапазона «Мерседес класса» и насосов отечественного производства. А также оценим справедливость отношения последних по этим показателям (а не по внешнему виду) к классу «Жигулей», что часто со свойственным скептицизмом делается зарубежными поставщиками и падкими на рекламу отечественными покупателями, оправдывая транжируемую валюту.

  Для сравнения примем насосные агрегаты производства Импортер 1, Импортер 2, и ОАО «Завод Промбурвод» (Беларусь). Подбор насосов произведен для режимов, указанных в техническом задании рассмотренного выше конкурса. Результаты расчетов сведены в таблицу 1.

  Анализ полученных результатов на первый взгляд подтверждает некоторое преимущество импортных насосов. Причем, наиболее высокие показатели по КПД у насосных агрегатов Импортера 2 (в среднем выше на 6%) и, естественно, по потребляемой мощности Р1. Но здесь необходимо обратить внимание на два обстоятельства.

  Первое — случайно или нет, но заданные и поэтому принятые для расчета номинальные параметры по Q и H практически соответствуют оптимальным характеристикам зарубежных насосов. Насосы производства ОАО «Завод Промбурвод» при заданных параметрах по Q развивают избыточный напор на 5–10 м выше сравниваемых. Поэтому, естественно, потребляемая мощность у них выше, а КПД несколько ниже в силу того, что рабочая точка не соответствует оптимальному режиму работы отечественных насосов, в отличие от зарубежных.

  Учитывая то, что удельное потребление энергии у центробежных насосов пропорционально развиваемому напору, сравнение энергетических их характеристик наиболее корректно производить по удельной потребляемой мощности Руд, отнесенной к 1 м развиваемого напора (табл. 2).

  Анализ результатов расчетов, приведенных в таблице 2, показывает, что по своей энергетической эффективности насосы производства ОАО «Завод Промбурвод» вполне сопоставимы с насосами Импортера 1, а по ряду типоразмеров даже превосходят их (?±0,3 Вт/м 3·м).

  Второе обстоятельство, которое необходимо учитывать при анализе таблиц 1 и 2, заключается в том, что все использованные в расчетах параметры для насосов ОАО «Завод Промбурвод» приняты по фактическим результатам испытаний реальных насосов на сертифицированном стенде, а для зарубежных производителей — по данным их графических характеристик, приведенных в каталогах, носящих скорее рекламный, чем технический характер.

  По нормам ISO 9906, принятым в странах ЕС для производителей центробежных насосов, допустимые отклонения по подаче и напору могут составлять ±7–9%, потребляемой мощности +9%, КПД — 7%. Следует обратить внимание на знак у цифровых значений: по мощности — «плюс 9%, КПД — минус 7%», т. е. потребляемая мощность может превышать номинальную, указанную в каталогах на 9%, а КПД может быть на 7% ниже. Очевидно, что составители каталогов учли эти допущения не в ущерб имиджа своей продукции.

  Приведенные данные с учетом указанных обстоятельств со всей очевидностью свидетельствует, что отечественные насосы («класса «Жигулей»), по основным технико-энергетическим параметрам практически не уступают насосам зарубежных производителей («Мерседес-класса»). Конечно, они уступают им по «витринному» виду, но их в рабочем состоянии (в скважине) еще никому не удалось лицезреть и радовать глаз. Но за это виртуальное удовольствие переплачивать в несколько раз их реальную стоимость представляется неразумным. Извлеченные из скважины любые насосы имеют одинаково неприглядный вид.

  Справедливости ради следует отметить, что отечественным производителям еще есть над чем работать. Это и повышение качества, и расширение номенклатуры, и оптимизация гидравлических характеристик семейства насосов одного типоряда. Последнее обстоятельство, связанное с «крутизной» характеристик Q - H, весьма важно для эффективной работы большого количества параллельно работающих насосов на общую систему водоводов, что характерно для крупных водозаборов. Все это требует значительных инвестиций в совершенствование производства и научно-техническое его сопровождение. А это невозможно сделать без успешной реализации выпускаемой продукции и поддержки государственных органов. Долг же наших потребителей, удовлетворяющих свои потребности, как правило, за счет государственного бюджета, т. е. бюджета каждого из нас, инвестировать, в первую очередь, отечественного производителя, создавая ему условия для совершенствования и развития.

  Конечно, вышеизложенное не исключает возможность, а ряде случаев и необходимость закупки импортных насосов. Это относится к тем типам насосов, производство которых в республике отсутствует (например, погружных канализационных), а также к случаям, когда это доказано детальными и корректными технико-экономическими расчетами.

  Как уже было показано выше, правильный выбор насосов сопряжен с учетом множества факторов и выполнением специальных, иногда довольно сложных расчетов. Опыт и приведенный пример организации конкурса на оптовую закупку более 800 насосов (как будто закупается партия сосисок) на сумму в миллиарды рублей показывают, что в большинстве случаев квалифицированно учесть все особенности этого процесса покупатель, не только отечественный, не готов. Весьма разумный выход из этой ситуации предложил уже цитируемый выше С. Е. Березин [2], который заключается в том, чтобы переложить ответственность за правильный выбор оборудования на производителя (продавца), поставив условие поставлять не собственно оборудование, а его работоспособность в оптимальных паспортных параметрах на весь срок полезной эксплуатации. Иными словами, предлагать оборудование с гарантийным сроком, соответствующим амортизационному, например, пять лет.

  Производители и опытные продавцы, зная сильные и слабые стороны своего оборудования гораздо лучше покупателя и неся финансовую ответственность за обеспечение продолжительной работоспособности поставляемого оборудования, будут обеспокоены не столько доказательством их преимуществ или имиджевыми «впариваниями», сколько скрупулезным расчетом своих будущих затрат. Они будут озабочены не меньше, чем потребители, и корректностью исходных данных, уровнем проекта и качеством строительно-монтажных работ, вынуждены будут учесть уровень обслуживания и условия эксплуатации и, наконец, в случае отклонения параметров работы оборудования от оптимальных привести их в соответствие с системой, в которой оно работает.

  Продажи с расширенной гарантией высокотехнологичного оборудования не являются новостью даже для Росси. Этот подход еще в большей мере целесообразно применять не только для насосов, но и для выбора технологий и поставщиков другого оборудования систем ВКХ. Таких, как выбор технологий водоподготовки и очистки сточных вод, оборудования для станций обезжелезивания, очистных сооружений (современных воздуходувок, мешалок, систем аэрации и др.), уйдя от голословного и безответственного — «фирма гарантирует».

  Рассмотренные проблемы закупки насосов в полной мере характерны и для другого оборудования систем ВКХ, а для выбора современных технологий — еще более актуальны. Вопрос в том, кто же будет их решать? Множество публикаций и предложений по их решению так и «повисли в воздухе» в силу отсутствия единой государственной структуры ответственной за водную политику и хозяйство. Есть административная система управления всем коммунальным хозяйством республики — Минжилкомхоз РБ, в которой водным хозяйством, являющимся одной из основных систем жизнеобеспечения городов и имеющим важное социальное и экономическое значение, занимается не более 3-х человек. И надо отдать им должное — не обладая реальными ресурсами, они смогли собрать заявки с мест и сформировать Государственную Программу «Чистая вода».

  Так почему же отечественные потребители не любят собственных производителей? А кто их любит? Мы не любим даже самих себя, бросив на произвол судьбы целую отрасль, которая должна поить нас доброкачественной водой, продлевая жизнь на 6–8 лет; обеспечивать возможность покупаться в чистой реке или озере, без опаски последующего посещения дерматолога; посидеть на берегу с удочкой и бросив улов на сковородку, с аппетитом его съесть, не опасаясь отравления. Нас даже не волнует то, что скажут наши потомки, оценивая водное наследие (да и не только его), которое мы им оставим. До насосов ли?

  Давайте оставим в прошлом все ненастья и неудачи, обнимем наших родных и близких, подарим им свои улыбки и заботу! Уверен, что в новом 2011 году каждый из нас сможет достичь успехов в работе, решить самые сложные задачи, ведь этот год благоприятен для бизнеса, профессионального и духовного роста, успехов в личной жизни. Желаю, чтобы Новый год принес в ваши дома и души тепло, радость и свет, а надежда никогда не оставляла ваши сердца!

  Крепкого здоровья, счастья, мира и согласия вам, дорогие коллеги, в новом 2011 году!

  С наступающим Новым Годом! Оптимизма Вам! С пожеланиями того, чтобы каждый пекарь с удовольствием ел испеченный им хлеб!

  Седлухо Ю. П., доктор технических наук, профессор БНТУ